Детская медицина

 

7 из 10 новорожденных имеют различные нарушения здоровья

Уровень здоровья детей в России в последнее время оставляет желать лучшего. 7 из 10 новорожденных имеют различные нарушения здоровья. Что является причиной этого: низкий уровень подготовки дет врачей, их нехватка или то, что родители перестали интересоваться здоровьем своих детей?

Новый человек появился на свет. Кого он видит? Конечно же, маму, а еще людей в белых, синих или зеленых халатах. Это врачи. Именно они будут постоянно следить, чтобы он рос здоровым. Однако врач не единственный, кто отвечает за здоровье ребенка. Очень многое зависит и от самих родителей, и для хорошего детского самочувствия необходимо, чтобы родители стали лучшими помощниками педиатра, а никак не его противниками. И поэтому очень важно, чтобы семья малыша и его врачи нашли общий язык и научились доверять и понимать друг друга.

Елена и Дмитрий Мурисовы назвали дочь Викторией. Когда девочке исполнилось пять месяцев, пошли в больницу на плановую проверку и по рекомендации врача сделали прививку от полиомиелита и АКДС. Вечером у Вики начался озноб, поднялась температура. Родители вызвали скорую, и девочку отвезли в больницу. Врачи не сразу поставили девочке правильный диагноз. Поначалу думали, что это просто реакция на прививку. Потом лечащий врач вызвал инфекциониста, и тот определил, что у девочки менингококковая инфекция. При этом, по словам Елены Мурисовой, инфекционист после осмотра сразу уехал. Вику перевели в реанимацию, но спасти ее врачи не смогли.

От той же менингококковой инфекции умер внук Людмилы Владимировны Калязиной Данилка. Как-то ночью у него поднялась температура, через несколько часов пошли пятна по телу. Родители вызвали скорую. Мальчика забрали в больницу и поместили в реанимацию, но спасти ребенка не удалось.

Комментарий депутата ГД РФ Татьяны Яковлевой: Менингококковая инфекция – это очень тяжелая инфекция, которая, в принципе, может развиваться несколько недель, а может молниеносно, буквально в течение пяти-десяти часов. Недаром сейчас и Центр здоровья детей, и академик Баранов настаивают на том, чтобы обязательно был расширен календарь прививок, и от менингококка обязательно бы делалась вакцина. Это делается во всех цивилизованных странах Запада – в России этого не делается. Когда делается прививка, мама должна дать письменное согласие на это. Она должна прийти на прием к педиатру, педиатр должен объяснить ей, что такое прививка, какой вакциной будет делать, какие осложнения, какие реакции могут быть на прививку и что ребенок должен быть абсолютно здоров. Здесь, возможно, врач недооценил состояние, посчитав, что ребенок здоров, сделал прививку. После АКДС у ребенка может быть побочная реакция, температура и некоторые явления со стороны нервной системы, но они проходят абсолютно бесследно. В первый год жизни ребенка обязательно должны быть сделаны прививки против туберкулеза, против полиомиелита и АКДС. Сама прививка АКДС не даст развитие менингококковой инфекции, это однозначно и стопроцентно.

Я хочу на этом примере обратиться ко всем родителям: если вы впервые будете делать прививку своему ребенку, обязательно подойдите к педиатру и попросите его рассказать, что это такое, как нужно делать. Вы должны точно знать, что ребенок 100% здоров. Бывает, вдруг подошло место в детском саду, быстро надо сделать прививки – и сразу в детский сад. Ни в коем случае! Нужно за несколько месяцев делать прививку и только после этого отдавать ребенка в детский сад. Иначе мы получим серьезнейшие осложнения. А педиатров очень прошу: будьте внимательны, это все-таки наши дети, расскажите родителям поподробнее, как они должны себя вести.

Мы сейчас добиваемся, чтобы в календарь прививок обязательно вошла вакцинация против менингококковой инфекции. Это действительно спасение наших детей от смерти. Потому что молниеносная форма, особенно у маленьких детей, действительно быстро развивается, погибают надпочечники, и оказать помощь практически невозможно.

Комментарий главного эксперта Росздравнадзора РФ, доктора медицинских наук, профессора Игоря Киргизова: Скорее всего, ребенок находился в так называемом продроме, ребенок был уже инфицирован менингококком, но инфицирование протекало бессимптомно. Скорее всего, у ребенка не было яркой неврологической симптоматики, из всей симптоматики была только сыпь. А затем, когда уже появилась та сыпь, которая провоцирует и к ярким клиническим симптомам именно менингококковой инфекции, тогда уже врачи точно поставили диагноз и начали активно лечить ребенка. Но было уже поздно.

Проблема в общении врача и родителей. Врач имеет недостаточно времени, чтобы все рассказать, а родители недостаточно знают о детских заболеваниях и не знают, что спросить. В итоге нет диалога. Именно диалог приводит к пониманию.

Комментарий адвоката Алексея Старченко: Инфекционист не мог бросать в этой ситуации ребенка. И комиссия, которая должна разбирать это дело, должна четко указать, что в данной ситуации этот доктор манкировал своими обязанностями, и его нужно привлечь к определенной ответственности. Но в этой ситуации объективно помочь ребенку было нельзя. Менингококк – это страшная инфекция именно тем, что мы начинаем массивную антибиотикотерапию, выходит липополисахарид в кровеносное русло ребенка и убивает его. Вот этим страшна инфекция. Роспотребнадзор обязан был после этого случая обследовать всех контактных людей. Если этого не было, это грубое нарушение.

Родители, как только вы видите мелко-звездчатую сыпь в виде мелких геморрагических высыпаний, то есть мелкоточечные кровоизлияния в коже, сразу бейте в колокола. Она, как правило, возникает в области подмышечных впадин, вдоль туловища, где-то в складках у ребенка. И именно там токсическое действие на капилляры этого менингококка проявляется наиболее отчетливо. Нужно быть внимательным с самых первых моментов, когда заболевание еще только развивается. Но если летальность в первые сутки, это фактически молниеносное течение заболевания, и здесь, как правило, помочь ребенку невозможно.

ПОСПЕШИЛИ С ВЫПИСКОЙ

Три года назад у Алексея Плюты родился сын. Мальчик рос здоровым и жизнерадостным. Как и положено, на четвертом месяце жизни маленькому Никите врачи сделали плановую прививку. Через неделю у ребенка появилась сыпь, ночью поднялась высокая температура. Вызвали скорую помощь, которая отвезла маму с малышом в клинику. Через две недели Никиту с мамой выписали по желанию родителей, взяв с них расписку, что они забирают ребенка под свою ответственность. При выписке родители узнали диагноз: энтероколит. По словам Алексея, ребенок выглядел вполне здоровым, разве что слегка вялым. А через несколько дней Никита умер. В заключении в качестве причины смерти было указано свыше 20 заболеваний, в том числе, помимо энтероколита, острая гнойная очаговая двухсторонняя пневмония, менингит, гепатит, панкреатит, инфаркт миокарда.

Комментарий адвоката Алексея Старченко: Здесь нужно проверять полностью всю амбулаторную карту, историю болезни, потому что в этой ситуации мы должны четко понимать, что антибиотики нужно назначать строго по показаниям у любого человека, в том числе у ребенка. Есть микроорганизм, делается специальная проба, и только тот антибиотик, который воздействует на этот микроорганизм, должен назначаться. Вот это нужно проверить. И надо назначить другую судебно-медицинскую экспертизу. Вы обращаетесь в суд и пишете ходатайство перед судом о том, что вам не хватает, предположим, каких-то доказательств, вы просите назначить судебно-медицинскую экспертизу. Далее вы пишете, что вы не располагаете такими средствами, и просите назначить судебно-медицинскую экспертизу за счет бюджета – это назначается в бюджетную организацию, в бюро судебно-медицинской экспертизы. В моей практике был случай в одном крупном субъекте федерации, когда патологоанатом фактически подделал подобного рода заключение, для того чтобы скрыть некоторые дефекты лечения. Родителей уговорили, что "вы знаете, у вас ребенок был такой смертельно больной, что ничего сделать было невозможно". Поэтому в данном случае - только повторная судебно-медицинская экспертиза, с изучением всех документов и пересмотром "стекол", то есть тех микропрепаратов, которые взяты из органов. Эти препараты в обязательном порядке должны храниться. Если их нет, это как раз и наводит на мысль о том, что здесь просто имела место какая-то фальсификация.

Комментарий депутата ГД РФ Татьяны Яковлевой: Здесь очень трудно судить, кто виноват. Единственное, я бы, как педиатр, сделала все, чтобы не отдать вам ребенка. Четыре месяца – это маленький ребенок, с которым непонятно, что может даже через час быть. Вина врача: он должен был любыми путями уговорить родителей оставить ребенка в стационаре. Есть медицинская страховая компания, у которой вы взяли полис. Можно обратиться в медицинскую страховую компанию, сказать, например: "Нас не удовлетворяет качество лечения данных врачей. Мы не доверяем им", - и страховая компания должна найти лечебное учреждение и врачей, куда перевезти ребенка. Эти права родители должны знать.

ОТКАЗАЛАСЬ ОТ ЛЕЧЕНИЯ

Полтора года назад Людмила родила долгожданного сына Степана. Роды были трудные, и ребенка забрали в реанимацию. В тот же день Людмиле предложили подписать согласие на прививку, но она отказалась. Наутро состояние малыша немного улучшилось, но врачи сказали, что ему необходимо полноценное обследование – возможны проблемы с сердцем и почками. Через несколько дней Степе снова стало хуже, его перевели в липецкую больницу. Три недели спустя Людмилу со Степой выписали, поставив диагноз "внутриутробный гепатит". Сейчас малышу год и два месяца, но улучшений в состоянии нет. От лекарственных препаратов Людмила отказалась.

Комментарий главного эксперта Росздравнадзора РФ, доктора медицинских наук, профессора Игоря Киргизова: Это ребенок находился у нас в отделении, у ребенка тяжелое заболевание – нарушение в системе обращения лимфы в лимфатических сосудах. Ребенку нужно было сделать биопсию лимфатических узлов из брюшной полости, чтобы поставить диагноз и определиться каким-то образом, что делать дальше. Мы вам это предлагали – вы отказались. Есть определенные методы обследования данного заболевания. Поставить диагноз лимфоангиодисплазии можно только морфологическим путем, можно только посмотреть, есть это или нет. До конца диагностический процесс не прошел, ребенок был выписан по настоянию матери, она отказалась от дальнейшего обследования.

Однажды к нам поступил ребенок Никита, у которого была тяжелая врожденная аномалия развития - отсутствие толстой кишки. У ребенка было пять операций, до того как он поступил в наше отделение. Жить-то он мог, но качество жизни было абсолютно плохое. Родители от него отказались. Мы специализируемся именно на таких операциях, на сложных пороках, когда крайне тяжелые дети. Только у нас в отделении ребенок перенес несколько операций. Главный врач дома ребенка звонил нам, спрашивал, что нам нужно. У нас есть проблемы по выхаживанию, у нас недостаточно санитарок. Нам прислали нянечку, она жила с ним у нас в отделении около четырех месяцев. После этого Никиту усыновили. В жизни всегда есть место счастью, Никита его заслужил. Он через многое прошел и наконец обрел счастье, он обрел семью. А мы, насколько смогли, ему помогли. Понятно, что проблемы у ребенка еще остаются, он будет у нас находиться очень долго под наблюдением, возможно, ему предстоит еще несколько операций, чтобы он был полностью полноправным членом нашего общества, чтобы он не комплексовал по поводу своего заболевания.

Комментарий адвоката Алексея Старченко: Конечно, у родителя есть право отказаться от медицинского вмешательства, которое планируется его ребенку. Радикально вы сможете помочь при этой дисплазии ребенку? Нет? Тогда у родителя остается право. Родитель должен знать, что, хорошо, не будет установлен диагноз и нет радикального лечения – тогда можно и не рисковать жизнью ребенка и не делать эту биопсию. У врачей есть право обратиться в суд и нивелировать отказ родителей, когда они считают, что их медицинское вмешательство необходимо для этого ребенка. Они обращаются в суд, и в течение суток председатель суда выносит это решение.

Комментарий кандидата психологических наук Юрия Левченко: Мы уже вначале говорили о том, что нет диалога между врачом и родителем. Наверное, этот диалог был нужен.

Как осуществляется медицинская помощь в первый год жизни ребенка

Педиатр осматривает новорожденного дома в первый день после выписки, а затем через день, на десятый день и на двадцать первый. Когда ребенку исполняется месяц, врач в детской поликлинике измеряет показатели его физического развития: рост, вес, окружность головы и груди. Если есть какие-либо отклонения, врач принимает необходимые меры. В детской поликлинике существуют определенные дни и часы для грудничков. Кроме педиатра в эти часы принимают невропатолог, окулист, ортопед. До исполнения ребенку одного года посещать детскую поликлинику нужно ежемесячно. В три месяца проводится первая вакцинация с предварительным проведением необходимых анализов. При аллергических проявлениях ребенка направляют к иммунологу или же педиатр проводит вакцинацию щадящим методом. Родители могут сами купить импортные вакцины и бесплатно привить ребенка в детской поликлинике. После года ребенок посещает врача раз в 3 месяца, с двух лет обязательно одно посещение в полгода. Еще один раз в год дети проходят диспансеризацию с осмотром у всех специалистов, включая стоматолога, независимо от того, есть ли у ребенка зубы. А с трех лет ребенок начинает посещать логопеда.

Какими правами обладают родители заболевшего ребенка

До достижения ребенком 15 лет по закону его права реализуются его родителями. В первую очередь это право быть вместе с больным ребенком, поскольку процесс лечения может потребовать принятия решения о выполнении тех или иных вмешательств, а также потому, что дети плохо переносят разрыв с родителями во время болезни.

Никто не может потребовать от вас внесения какой-либо платы за право лежать вместе с ребенком либо выполнения каких-то работ, например мытья полов в больнице. Но питание, белье и спальное место вы должны организовать себе самостоятельно.

Закон гарантирует вам выдачу больничного при совместной госпитализации. Срок больничного зависит от возраста ребенка. Если ребенку нет семи лет, больничный родителю оплачивается на весь срок болезни. Если ребенок старше, максимальный срок – 15 дней, если по медицинскому заключению не требуется большего срока.

Вместе с ребенком может лежать не только мама, но совершеннолетние члены семьи. Можно дежурить посменно, проинформировав об этом персонал больницы. Родителям может быть отказано в совместной госпитализации, если они находятся в состоянии опьянения или же ребенок госпитализируется в отделение, требующее особых санитарных норм: инфекционное, ожоговое и так далее.

Второе важнейшее право родителей – это право на информацию. С момента первого обращения к врачу вы должны знать все о состоянии здоровья ребенка. Первое, что вам должны сообщить, это диагноз. Обязательно запишите его формулировку, чтобы впоследствии можно было обратиться к независимому эксперту.

Врач также обязан дать прогноз состояния ребенка, основываясь на усредненных статистических данных. Любой применяемый метод лечения также должен быть согласован с вами. Вы имеете право знать название метода, цель, для которой он применяется, каковы осложнения и как будет чувствовать себя ребенок во время процедуры, а также есть ли альтернативные методы лечения и при каких условиях их можно получить.

Помните: врач должен дать все разъяснения в понятной для вас форме. Но, с другой стороны, не злоупотребляйте его временем. Если вы хотите знать больше, попросите порекомендовать книгу или ссылку в интернете, где можно получить дополнительную информацию.

 



  • На главную